Навигация по записям

Вячеслав Глазков: С Магомедом Абдусаламовым мог бы получиться интересный бой

Вячеслав Глазков
28-летний боксер супертяжелого веса Вячеслав Глазков (14(10)-0-0), в декабре прошлого года одержавший уверенную победу над 29-летним американцем Тором Хамером, свой следующий бой проведет 23 февраля против не имеющего поражений 32-летнего американца Малика Скотта (35(12)-0-0). В интервью с AllBoxing.ru Вячеслав рассказал о поединке с Тором Хамером, предстоящем противостоянии со Скотом, а также ситуации вокруг возможного боя против Магомеда Абдусаламова.

— Немного удивило, что ты дрался с Хаммером на его дистанции — средней. Была такая заготовка?

— Нет. Просто по его движениям в первом раунде я почувствовал, что получается опережать, получается, что называется, врезаться в него с ударом, поэтому и выбрал эту дистанцию.

— Тем не менее, предыдущие бои Хамера показали, что как раз на средней и ближней дистанциях он наиболее опасен…

— Да, мы с тренером просматривали его бои и отмечали это, однако у меня все получалось, поэтому я не видел причин уходить с этой дистанции.

— Для некоторых болельщиков и специалистов отказ Хамера от продолжения бой стал неожиданностью. Что происходило в ринге, почему, на твой взгляд, он отказался драться?

(Примечание: Для меня было неожиданностью, что Хамер не лёг под градом ударов Глазкова, а отказ от боя вполне понятен ввиду бесперспективности.)

— В четвертом раунде у меня прошел очень жесткий удар в печень, после которого он, видимо, не смог восстановится. Причем всю эффективность этот удар я сам увидел только во время просмотра записи боя, а в бою не придал ему большого значения и не думал, что он так подействует. Плюс по ходу всего боя у меня проходили сухие и жесткие удары, которые не выглядят особо жесткими, однако эффект от них как от удара молотком. Те, кто занимался боксом и выходил на ринг, поймут о чем я говорю. В четвертом раунде он подсел психологически, потерял в скорости и передумал драться. Вот, наверное, и все.

— После этой победы чувствуешь, что можешь драться на самом высоком уровне?

— Я и раньше говорил, что готов драться с любыми соперниками, с самыми сильными бойцами. Именно для этого я и занимаюсь боксом.

— Твоему менеджементу удалось подобрать тебе достаточно сильного и сложного сперника на следующий бой. Как относишься к их выбору?

— С удовльствием проведу бой со Скоттом. Боксер он своеобразный, но драться надо с любыми бойцами: и технарями, и драчунами.

— Скотт очень подвижный и даже «скользкий» боксер. Как думаешь, у вас получится интересный поединок или же против такого соперника вряд ли стоит ждать красивый бокс?

— Мне кажется, что вполне может получиться нормальный, зрелищный бой. Он высокий, подвижный, бой с ним мне очень интересен и, надеюсь, все будет хорошо.

— Было много разговоров о том, что команда российского супертяжеловеса Магомеда Абдусаламова отказалась от проведения боя с тобой. Тебе про это что-то известно?

— Ну, это ситуация не мною закручена, поэтому я не совсем в курсе тонкостей переговоров с командой Абдусаламова. Могу сказать, что некий получившийся в итоге ажиотаж меня не особо затрагивает, и я ко всему отношусь спокойно.

— Но тебе был бы интересен бой с ним?

— Как уже говорил, я готов драться с любым соперником и бой с Абдусаламовым мне был бы интересен. Я знаю его еще по любителям, мы выступали в одних турнирах и я его видел его бои. Также смотрел его выступления на профессиональном ринге. Думаю, у нас мог бы получиться интересный бой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.